Крутой подъем начинается метров через 300 от места, где Большая севастопольская тропа уходит в сторону моря от Ялтинской трассы, и туристу нужно попотеть, чтобы его пройти.

— Это стоит того, сейчас сами все поймете, — говорит Андрей Ивашков, когда мы останавливаемся перевести дух.

Андрей Ивашков — ответственный секретарь Федерации альпинизма и скалолазания Севастополя (ФАиС) и спасатель Центра обеспечения мероприятий гражданской защиты Севастополя. Он один из тех, кто принимает участие в создании Большой севастопольской тропы.

С ним мы идем по одному из участков тропы — от Ласпинского перевала до Балаклавы. По словам Ивашкова, этот отрезок считается одним из самых живописных.

 Первая достопримечательность на нашем пути — это развалины наблюдательного пункта начала XX века, хотя происхождение этого объекта вызывает споры. Некоторые считают эти развалины храмом святого Ильи — по этой причине здесь среди камней видны несколько православных крестов, сделанных из веток деревьев.

По словам автора идеи создания тропы президента ФАиС Юрия Круглова, прохождение маршрутов по силам любому неподготовленному туристу, и каждый из них рассчитан на однодневный пеший поход. Тропа пролегает от Бельбека до Балаклавы по всем ландшафтным участкам, характерным для Севастополя и Крыма, имеет степные и горные маршруты, проходит как по внутренней гряде гор, так и вдоль моря.

Проект реализуется по заказу Главного управления культуры Севастополя как один из приоритетных в сфере туризма. Для него разработано восемь паспортов. До конца нынешнего года здесь установят маркировочные столбы, информационные таблички и входные группы — информационные щиты в начале и конце каждого из участков.

Кроме того, планируется создать офисы туристско-информационных центров, в которых можно будет получить путеводители, заказать проводника, взять в прокат оборудование, а в будущем году будет проводиться паспортизация вспомогательных маршрутов.

Птичья гора, или Куш-Кая

Куш-Кая, что в переводе с тюркского означает Птичья гора, — это то, ради чего стоит преодолеть затяжной крутой подъем в начале пути.

Отсюда, с высоты 664 м, открывается море до горизонта, вид на Ильяс-Кая (гору святого Ильи), чуть ниже которой в небо устремлены "пальцы" знаменитого Храма солнца — природного "стоунхенджа", считающегося местом силы, где туристы загадывают желания. А за спиной между гор — Байдарская долина, которая утром из-за лежащего в ней тумана кажется молочным озером.


— Раньше здесь был наблюдательный артиллерийский пост, построенный еще при царской России. На самом деле храм святого Ильи на Ильяс-Кая находится, там только фундамент остался, — заверяет наш гид.

Большая севастопольская тропа — новый туристический проект, придуманный в ФАиС. Она объединяет восемь последовательно идущих туристических маршрутов общей протяженностью 130 км. Маршрут проходит мимо знаменитой Форосской церкви, Инкерманских штолен, монастыря Шулдан, крепости Чембало, древней римской дороги.

 Гор с названием Куш-Кая в Крыму три: ласпинская, еще одна — на Бабуган-яйле, где расположена и самая высокая крымская вершина Роман-Кош, и около Нового Света. Ласпинская не самая высокая, но скалы здесь почти отвесные, и от высоты захватывает дух.

На вершине Куш-Кая на краю обрыва двое парней-спидфлаеров с небольшими парашютами-крыльями готовятся к прыжку. У обоих на шлемах маленькие видеокамеры, такие же камеры примотаны скотчем к обуви. Спидфлаинг — это такой вид спорта, скоростной полет со специальным крылом очень близко к рельефу.

— Чем ты ближе к скалам летишь, тем лучше и интереснее, — объясняет один из них, Александр Деев. — Я в Севастополе живу и летаю почти каждую неделю. В зависимости от погоды мы перемещаемся, ищем погодные окна. Вот как раз сейчас дожидаемся идеальных условий для полета. Идеальные — это нужно, чтобы был либо штиль, либо в лицо ветер 1–3 метра в секунду. Пока дует в спину. Если хотя бы стихнет чуть-чуть, можно будет улететь. Иногда нужно по несколько часов ждать.

Александр говорит, что на эти полеты съезжаются экстремалы со всей России: из Москвы, Санкт-Петербурга, Омска, Красноярска.

— Да, по тропе много народу ходит, — добавляет он.

Мыс Айя — вид на Севастополь

От вершины Куш-Кая тропа ведет на мыс Айя, точнее на самую его вершину — гору Кокия-Кая, что означает Синяя гора. Под ней — место, названное Затерянным миром, потому что попасть туда можно только по морю. Но сверху Затерянный мир — это глубокое ущелье с отвесными скалами. С Кокия-Кая открывается вид на Севастополь и вход в Балаклавскую бухту. А на самой вершине горы расположена заброшенная советская воинская часть.

— Здесь проходят альпинистские маршруты. Мне рассказывали, что альпинисты вылезали наверх, а тут их военные собирали и отправляли в комендатуру, — говорит наш гид Андрей Ивашков. — Был случай, когда вылезли, жара была страшная, они к солдату: "Пить!" Тот сбегал, целое ведро воды принес, но потом все равно — в комендатуру.


Кругом много следов диких животных. По словам Ивашкова, здесь можно встретить кабанов, а на других участках тропы — и оленей, и косуль.

С вершины Кокия-Кая он показывает, как дальше пролегает маршрут.

— Тропа дальше уходит от моря, но потом снова к морю поворачивает. Следующая видовая точка — это так называемая "Полка", отсюда ее хорошо видно. Ну а потом — путь на Балаклаву.

Только на одном этом участке тропы от Ласпи до Балаклавы находится более десятка видовых точек и достопримечательностей. Например, здесь можно увидеть одну из средневековых гончарных печей.

На подходе к Балаклаве находится "Бочка смерти", нависающая над обрывом. Название распространилось благодаря легенде, появившейся в 60-е годы прошлого века, о том, что фашисты сбрасывали с этой бочки пленных советских бойцов. На самом деле это наблюдательный пост Южного Балаклавского форта — системы оборонительных сооружений, построенных в годы Первой мировой войны. Их история берет начало еще со времен Крымской войны (1853–1856).

Неподалеку от "Бочки смерти" находится одна из самых ярких достопримечательностей и символов Балаклавы — генуэзская крепость Чембало, первое упоминание о которой датировано 1343 годом.

Кокия-Кая — это примерно треть 18-километрового участка тропы, ведущего в Балаклаву. Мы решаем отсюда вернуться к месту нашего старта по одному из радиальных маршрутов. Тем временем наш проводник рассказывает о том, как создается Большая севастопольская тропа.

— Старые туристические маршруты, которые были еще в советское время, мы пытаемся восстановить с 2012 года, тогда была начата первая маркировка. А уже после воссоединения с Россией президент ФАиС Юрий Круглов представил правительству Севастополя идею создания Большой севастопольской тропы, и она была поддержана, — говорит Ивашков.

По его словам, активное участие в работе принимают волонтеры, которые и дальше намерены сотрудничать с правительством Севастополя по воплощению в жизнь этого проекта. Тасс